Фестиваль закончен — забудьте !

Программу основного конкурса XXVI Московского международного кинофестиваля не ругал только ленивый. Да и внеконкурсные показы фильмов сильно были сокращены. В частности традиционные («авторские») программы П. Шепотинника («8 1/2») и А.Плахова («АиФория») были уничтожены на корню под странным предлогом, что они якобы отвлекают их создателей и одновременно отборщиков от прямых обязанностей. На самом деле просто не нашлось для этих престижных программ достойных работ, ведь все лучшие внеконкурсные картины на этот раз оказались уже купленными прокатными российскими фирмами. Как никогда мало было и картин с только что завершившегося каннского киносмотра, закончившегося беспрецедентной победой политически злободневного документального фильма Майкла Мура.

При этом по сравнению с последними ММКФ в Москву приехало много западных звезд первой величины: Квентин Тарантино, Мерил Стрип, Изабель Аджани, Эмир Кустурица. Именно они создали фестивалю благоприятный имидж в неспециализированной прессе и на телевидении. К тому же обилие российских фильмов (в основном повествующих о советской эпохе) в конкурсах было призвано укрепить миф о возрождении российского кино. На мой «западный» взгляд как в СССР, так и в России снималось и снимается каждый год лишь 2-3 картины, которые конкурентноспособны на мировом кинорынке. Все остальные «достижения» — для внутреннего пользования: от Гайдая до Рязанова, от Тодоровского до Месхиева. Ведь можно сколько угодно восхищаться «Звездой» и «Своими», но западный зритель эти ленты не поймет и на них не пойдет. Как валом валил каннский зрителя с фильма Германа «Хрусталев, машину!», объявленного позднее нашими критическим эстейблишментом непревзойденным шедевром. В то же время картины Сокурова и Звягинцева, принятые за кордоном, у нас часто первоначально даже у критиков вызывали оторопь. Настолько их работы не вписывались в российскую моду и ожидания массового зрителя.

Удивило полное отсутствие известных актеров в фильмах двух (!) параллельных конкурсов (теперь был введен конкурс «Перспективы»). Неслучайно поэтому в путеводителе по фильмам организаторы ухитрились (впервые!) ликвидировать список основных исполнителей. Нельзя было познакомиться с перечнем актеров (главных «манков» для зрителя) и на афишах кинотеатров, поэтому заполняемость внеконкурсных дневных показов колебалась от 10% до 25 %. Не будет наш зритель идти на кота в мешке за билет стоимостью более 100 рублей. Лишь в Музее кино, где исподволь формировался свой зритель и цена билетов была существенно ниже, ходили даже на «темные лошадки». Объемистый каталог же выдавался лишь на третий день Фестиваля и то лишь избранным представителям прессы. Впрочем, нежелание дать подробное описание показываемых фильмов кажется диким лишь на первый взгляд. Ведь для большинства российских журналистов, составляющих немалую долю посетителей ММКФ, даже такие известные актеры как Руперт Эверетт и Дэвид Каррадайн уже (или еще) не звезды. Вспоминаю как несколько лет назад по площадкам очередного ММКФ (еще при Сергее Соловьеве) одиноко бродила именитая британская актриса Керри Фокс, звезда «Ангела за моим столом» и будущая героиня «Интима». Ни один журналист не хотел у нее брать интервью, ведь в российских масс-медиа тогда в чести еще пребывали ветераны вроде Алена Делона и Софи Лорен, давно выбывшие из актуального кинопроцесса. С тех пор прошло больше пяти лет, но по-прежнему у массовой российской прессы лишь раскрученные суперзвезды вызывают уважение. В то же время непонятно, зачем нужно было приглашать Изабель Аджани, если она не дала ни одной пресс-конференции и отказала всем интервьюерам. Пора приглашать на ММКФ не свадебных генералов, а фильмы с сталкер кинофестиваль сопутствующими им звездами.

Жюри конкурса художественных фильмов возглавил режиссер экстра класса Алан Паркер («Полуночный экспресс»), неожиданно объявивший на церемонии закрытия фильм-победитель «Свои» редкостным достижением европейского кино. Кроме того в жюри вошли, если не считать автора национальных бестселлеров Бориса Акунина, многие маститые кинопрофессионалы: от немецкой драматической актрисы Барбары Зуковой до польского аса комедии Ежи Штура. И надо сказать, что их вердикт (в отсутствии в конкурсе явных фаворитов) нисколько не удивил прессу. Победителем оказалась картина «Свои» довольно плодовитого российского режиссера Дмитрия Месхиева. Режиссера, конечно, неровного, но умеющего по-голливудски связно рассказывать интересные истории и снимать интересное кино. Он всегда как представитель мейнстрима чувствовал конъюнктуру: в горбачевскую эпоху снимал «Циники», в период обстрела Ельциным парламента «Над темной водой», а в период власти олигархов стебную комедию «Американка». И все-таки то, что эта лента получила еще два приза (серебряный «Святой Георгий» за лучшее исполнение мужской роли Богданом Ступкой и приз за лучшую режиссуру) скорее свидетельство слабости конкурентов, чем мастерства ее исполнения. Если учесть, что
Специальный приз жюри достался слабой эстонской ленте «Бунт свиней», то обвинения в политизированности решений жюри могут показаться не беспочвенными. Заметим, что присуждение исполнительнице главной роли аргентинке Хине Зорилья (этой театральной актрисе стукнуло уже 82 года) «Святого Георгия» за лучшую женскую роль также прогнозировалось, ибо лента «Разговоры с мамой» (Испания-Аргентина) удовлетворяет всем чаяниям гуманистов и прогрессивного кино по-советски. Не стало сюрпризом и то, что приз зрительских симпатий достался жгучей ретро-мелодраме «Папа» по пьесе Александра Галича «Матросская тишина». Недостатки режиссерского мастерства Машков пытался компенсировать повышенной эмоциональность и в целом преуспел. Ну а его местечковый герой является прямым потомком героев «Комиссара» Аскольдова.

Архаическая стилистика большинства представленных конкурсных лент видна невооруженным глазом. Организаторы главного конкурса на этот раз вообще ухитрились обойтись без известных имен. Лишь имя Марека Каневского («Другая страна») что-то говорит киноману со стажем. Но этот специалист по Англии тридцатых снимает редко и последнее время без успеха. Его «Иная лояльность» с участием Шэрон Стоун оказалась одной из самых худших лент конкурса.

Добавить комментарий