Фрида, непохожая на других.

Прошедший успешно в Музее кино ретроспективный показ четырех мексиканских фильмов положил начало регулярной демонстрации иберийских картин и был торжественно открыт послом Мексики в России. В понятие иберийское кино организаторы включают не только кинематограф Латинской и Центральной Америки, но и Испании с Португалией. Последние годы мексиканское кино не частый гость на российских экранах, к тому же даже скандальная картина «И твою маму тоже» не собрала ожидаемой закупщиками прибыли в кинопрокате. Лишь блестящий дебют Алехандро Иньяритту «Сука-любовь» (2000), победителя МКФ «Лики любви», вызвал определенный интерес у отечественной критики, и у зрителя. Возможно еженедельный показ иберийского кино в Москве даст новый импульс прокату мексиканского кино в России.

Ретроспективный показ открылся лентой «Фрида» (1984) режиссера Поля Ледюка, некогда присланной на московский МКФ, но так и не показанной публично (вне конкурса) по политическим мотивам (из-за связи художницы Фриды Кало с «иудушкой» Троцким). Эта экспериментальная лента разительно отличается от американской «Фриды» (2002) с великолепной Сэлмой Хайек. В ней хаотичность сюжета и навязчивая антипсихологичность искупаются интересным визуальным рядом и умелым использованием причудливых картин художницы-революционерки. При жизни ее работы не были так популярны, как работы ее мужа, художника-троцкиста Диего Риверы. Но это фильм не о политическом противостоянию троцкиста Диего Риверы и сталиниста Давида Сикейроса. Основной акцент сделан не на внешней стороне биографии Фриды (Офелия Медина), а на ее внутренних переживаниях. Режиссеру удалось талантливо передать народные истоки творческих импульсов художницы Кало, с девичьих лет очарованной Смертью.. В сюрреалистичном фильме изумительно передана атмосфера послереволюционной эпохи, с ее фальшивой левацкой верой в созидательные возможности рабочего класса и социальную справедливость. При этом образ Троцкого (Макс Керлов), демонстрирующего карточные фокусы Фриде, далек от обычных хрестоматийных образцов. Приятным сюрпризом стала демонстрация трагикомедии Хайме Умберто Эрмозильо «Написано на теле ночи» (2000). Этот знаменитый режиссер-гэй известен в России по экспериментальному фильму «Домашняя работа» (1990), снятому камерой с одной точки и показанному с успехом на московском МКФ. Его новая лента, напоминающая по духу ранние пьесы Теннеси Уилльямса, начинается как-то вяло, но к середине постепенно набирает обороты. Герой фильма — кинорежиссер вспоминает свои юношеские годы, когда в размеренную и скучную жизнь с вечно ворчащей матерью и забавной бабушкой неожиданно ворвалась странная квартирантка. Эта эксцентричная особа, сбежавшая из дома, промышляет мелким воровством и постоянно испытывает перепады настроения: от романтической экзальтации до слезливой истерики. Первая любовь и первые разочарования становятся этапами становления героя как будущего художника.

Удивительно, но картина «Лица луны» тоже непосредственно связана с миром кинематографа. Ее персонажи являются членами жюри международного кинофестиваля с феминистским «уклоном». Режиссер Гита Шифтер имеет украино-латвийские корни и явно тяготеет к американскому арт-хаузному кино, но ей не хватает таланта Кевина Смит и Хэла Хартли. Искусно созданный Джеральдиной Чаплин комедийный образ «феминистки» бьет не в бровь, а в глаз, но временами картине не хватает динамики. Фильм заметно перегружен застольнымми беседами, которые бесконечно ведут члены жюри, не способные в пылу политических дискуссий сделать правильный выбор победителя конкурса. Их выбор, по иронии судьбы, оказывается двусмысленным, ибо под женской фамилией победителя скрывался мужчина. Фильм Шифтер вряд ли привлечет широкую аудиторию, но для киноманов и критиков он будет интересен.

Добавить комментарий