В «Городе Бога» не вспоминают о Боге

Компания «Кино без границ» выпустила в российский прокат бразильский фильм «Город Бога», претендующий на занесение в Книгу рекордов Гиннеса, так как в нем снимались сотни актеров-непрофессионалов. Фильм собрал 23 млн. долларов (при бюджете в 3,3 млн.) в мировом прокате, что является рекордом для бразильского кино. Да и в самой Бразилии картина о фавелах (гетто) Рио, о гангстерах, торгующих наркотиками, стала полным откровением даже для тех, кто знаком с детской преступностью и наркоторговлей. Ведь «Город Бога» это попытка осмысления процесса захвата в начале 70-х годов фавел наркоторговцами.

Да и во всем мире картина малоизвестных режиссеров Кати Лунд и Фернанду Мейреллиша снятая по мотивам романа Паулу Линса, стала настоящей сенсацией 2002 года. Она триумфально обошла десяток фестивалей и завоевала ряд международных призов (награду Британской киноакадемии за монтаж, первую премию на МКФ в Гаване) и получила престижную номинацию на «Золотой глобус» в США. Фильм показывает реальную жизнь фавел с визуальной интенсивностью Квентина Тарантино, при этом и его структурное построение не менее изыскано, чем в нашумевшем «Криминальном чтиве»(1993). Сближает режиссера с Тарантино и глубокомысленные диалоги о предопределении, карме и скептический взгляд на атеизм современников. Но, может быть, кровавая резня, учиненная в фильме парнями, является гневом божим? Фильм не дает ответа, он ставит трудные вопросы. И все-таки главный козырь картины это эпическая широта охвата исторических событий. Это ее роднит с фильмами Мартина Скорсезе («Хорошие парни», «Банды Нью-Йорка»), но взгляд бразильца на мир и людскую природу еще более сумрачный и беспощадный. Фильм прослеживает судьбы молодых людей с конца 60-х по начало 80-х годов. Несколько новелл объединены единственным сквозным персонажем-чернокожим парнем по кличке Ракета (Александер Родригес), стремящимся стать фотографом, а не бандитом как большинство его товарищей. И тихоне Ракете суждено стать невольным хроникером жизни своих сверстников, превратившихся с годами в громил и убийц. Лишь на примере его образа зритель сможет оценить необходимость гуманности в этом жестоком и полном насилия мире. Между тем его друзья детства от мелких правонарушений переходят к вооруженным грабежам, а подковерная борьба за рынки сбыта наркотиков перетекает в жестокую войну до победного конца. Кстати перипетии этой войны показаны в третьей новелле особенно подробно, поэтому к финалу картина (ее продолжительность 130 минут) начинает несколько утомлять. Третья новелла снята в монохроматическом цвете, она вышла наиболее холодной и остраненной. Кадры часто прыгают, камера не сфокусирована, хаотический монтаж передает нервную атмосферу среды, в которой заправляет его величество кокаин. Она разительно отличается от первой части, повествующей о романтическом поколении преступников 60-х годов и снятой в теплых тонах, как бы в ритме самбы. Прекрасный оператор Сезар Шарлон с первых кадров делает акцент не на показе солнечных пляжей и голубого неба, а на чувстве обреченности молодых, брошенных с детских лет на произвол бедняцкой судьбы. Для них, чтобы выбиться в уважаемые люди, надо не только постоянно нарушать законы, но и забыть про жалость к себе подобным. Насилие пропитывает все бытие этих парней, для которых даже профессия продавца — часто несбыточная мечта. Малыш Зе (в детстве Мизинец) предстает особенно колоритной фигурой. Для этого патологического типа, лишенного даже капли христианского сострадания, весь мир уже с малых лет представляется живодерней. Для него убивать также естественно, как дышать. В 70-е годы после бессмысленной гибели старших подельников он становится самым влиятельным гангстером, а потом и наркокоролем. К его приказам прислушивается даже полиция, которую он периодически подкупает. Именно для повышения своего авторитета Малыш Зе проводит показательную экзекуцию двух детей. И в одной из самых страшных сцен фильма один из подростков хладнокровно расстреливает восьмилетнего пацана. Его главный конкурент, рыжий парень по кличке Морковь, не так эмоционален. Цели этого наркодилера вполне прозаичны: расширить собственную зону влияния, нейтрализовать соперников. Он осторожен и прибегает к насилию только в крайних случаях. Неожиданно его союзником становится красавчик Ману, автобусный контролер, девушку которого изнасиловали прямо у него на глазах. Ману собирает банду из недовольных подростков и решительно выходит на тропу войны с людьми Малыша Зе.

В этом неистовом фильме правит пульсирующий ритм, умело подчиняющий чувственные реакции зрителей прихотливому развитию сюжета. Сцены насилия не только повышают адреналин в крови, но и заставляют еще раз задуматься о животной природе человека. Предлагая захватывающее путешествие на край ночи, где жизнь человека ничего не стоит, режиссер играет в опасную игру, но выигрывает. Впустую прожитые человеческие жизни — вот основная тема фильма, формулируемая авторами в интервью. Тема достойная русской классики. И хотя в фильме парадный Рои почти не показан, без его существования не было бы и этих мрачных фавел, где человек уязвим как курица на птицефабрике. Интересно, что лента «Город Бога» так и не была номинирована на «Оскар», хотя и получила множество блестящих отзывов в американской прессе. И это не случайно, ибо пафос картины далек от апологетики героев гангстерского кино, свойственной даже фильмам лучших американских режиссеров (братья Коуэны, Коппола, Скорсезе). «Город Бога» и не веселит, и не развлекает. В связи с этим интересна формулировка, с которой Мейреллиш получил приз ФИПРЕССИ на МКФ в Гаване: «За приближение к взрывной теме общественной маргинальности, с использованием честолюбивого, сложного, вовлекающего стиля повествования, без морализаторства и потворства насилию». Да чего, чего, а морализаторства в фильме явно немного, чем он выгодно отличается от многих «диккенсовских» экранизаций жизни бедняков.

Добавить комментарий