Золотая Пальмовая ветвь

Под покровом вечерней мглы воскресенья 26-го мая во Дворце имени братьев Люмьер, служащим украшением маленькому курортному местечку Канн, произошло решающее заседание жюри Линча, что вынес свой вердикт. Приговор был таковым: отдать «Золотую Пальмовую ветвь» монументальной польской драме Романа Полански «Пианист», поставленной по книге воспоминаний Владислава Шпильмана «Смерть города». Этот роман вышел в 1946-ом году и рассказал о жизни в варшавском еврейском гетто в период Второй Мировой войны. Шпильман, известный у себя на родине композитор, окончив в начале 30-х Берлинскую музыкальную академию стал пианистом, и всю войну провёл в Варшаве, потеряв родных, вывезенных немцами в Треблинку. Полански же, будучи мальчишкой, также испытал на себе тяготы войны в гетто Кракова, а его мать погибла в одном из нацистских концлагерей. Два года назад Шпильман скончался, а его сын Анджей переиздал книгу отца без купюр (за всё время коммунистического правления в Польше она ни разу не увидела свет в оригинальном авторском варианте), и «Смерть города» стала международным бестселлером.

Награда за лучшую режиссуру отправилась в руки горяченького финна Аки Каурисмяки («Человек без прошлого»). В его непривычно гармоничной картине внимание уделено человеку, живущему под Хельсинки. Он страдает амнезией, но при этом открывает для себя новую жизнь и любовь. Специальный приз жюри заслужило «Божественное вторжение» палестинского постановщика Элии Сулеймана. А маленькое жюри короткометражных фильмов, возглавляемое Мартином Скорсезе, удостоило своей главной награды венгерского режиссёра Петера Месароша с его трудом. Касаемо актёрских позиций, первым среди равных оказался Оливье Гурме за исполнение роли в бельгийском «Сыне» братьев Дарденн. Лучшей актрисой назвали Катю Оутинен за каурисмякиевского «Человека без прошлого». Из остальных 22-х картин, участвовавших в конкурсной программе, можно отметить три фильма — рассказ Александра Пэйна «О Шмидте», фирменно-макабрический «Паук» Дэвида Кроненберга, и технологически-новаторский «Русский ковчег» Александра Сокурова. Вся троица не получила ни одной большой награды, хотя в ходе полуторонедельных смотров им сулили знать да благодать. В общем, в авторитетных кругах они своё признание получили — тот же Скорсезе посмотрев ленту Сокурова помчался знакомиться с его автором.

Если в «Шмидте» абсолютно солировал Джек Николсон, к дьявольщине которого мы уже привыкли, а в «Пауке» с Рэйфом Файнсом Кроненберг смаковал свои творческие приоритеты, то в «Русском ковчеге» было на что положить глаз помимо игры актёров. Разумеется, это его безмонтажность. Известно, что сценарий технической реализации готовился в течении нескольких месяцев. Снятый без единой остановки в залах Эрмитажа Сокуров пересматривает и преломляет историю России, в таком ключе о ней размышляя. До него попытку претворить в жизнь эксперимент по соединению экранного времени и реального предпринял Альфред Хичкок в 1948-ом году. Фильм назывался «Верёвка» — это была экранизация театральной пьесы Патрика Хэмилтона в которой сценическиие события и время действия полностью совпадали. Ограничения были связаны лишь с метрическими параметрами киноплёнки — одной кассеты хватало на 10 минут. Сейчас же трон занимают цифровые радости кинопроизводства. Вот английский новатор Майк Фиггис, как мы помним, поразил авангардного зрителя своим «Временным кодом» — в его сложноватой для легкомысленного восприятия ленте экран был поделён на четыре квадрата, в каждом из которых развивался свой сюжет.

Странно и неожиданно для каннской публики было услышать от Сокурова на пресс-конференции, что кино он считает второплановым искусством, призванным поддержать классическое. Кино должно упасть на колени перед живописью и литературов и не вставать ни в коем случае, продолжал режиссёр, открывший в кино безграничный мир творения в режиме реального времени. Его оператор, немец Тилман Бойтнер при 96-минутной съёмке прошёл 1300 метров музейных помещений. По сюжету, современный постановщик, говорящий за кадром, нежданно-негаданно проваливается в пространстве и времени, и встречает непонятного маркиза из Европы, чьё отношение к России смешливо снобистское. И вместе они путешествуют по залам Эрмитажа, переходя вместе с ними и по времени. Заканчивается фильм великим императорским балом 1913-го года, которым, по мнению Сокурова, и закончилась европейская эпоха России. Бросив взгляд на отклики мировых изданий об этой ленте, можно наткнуться на хвалебные, положительные и рецензии, просто констатирующие историческую веху, открытую «Русским ковчегом».

Но вообще, Каннский кинофестиваль — это не только и не столько отсмотр нового мирового кино. Сюда приезжают в основном себя показать. Вокруг конкурсной программы снуют журналисты, а под боком дистрибьюторы и звёзды куют железо, пока горячо. Устраивают светские вечеринки и тематические приёмы. Например, знаменитый французский кутюрье Пьер Карден пригласил в свой особняк на Ривьере свыше тысячи человек, дабы в должной обстановке обмыть 40-летие киносериала о приключениях секретного агента Её Величества Джеймса Бонда. 79-летний магнат слывёт своим авантюрным характером. Любит путешествовать по всему миру и называет способ своей жизни именем Марко Поло. Среди гостей, разумеется, не мог не очутиться Пирс Броснан, нынешний 007, преемник Шона Коннери и Роджера Мура. Забавно, что в Канн он приплыл на моторной лодке, и сценами с ней же будет открываться юбилейная серия фильма «Умри в другой день», где пару ему составят Розамунд Пайк и Халле Берри, отцапавшая премию «Оскар» за «Бал монстров». На карденовской тусовке вспомнили ряд предыдущих серий «бондианы», при помощи сухого льда были созданы дымовые эффекты, и всю панораму дополняли лазерные лучи, высветившие на небе убийственные цифры 007.

Как и годом ранее глава анимационного подразделения американской киностудии DreamWorks Джеффри Катценберг привёз свою новую мультяшку — на смену «Шреку» пришёл жеребец Дух из «Приключения мустанга». Конечно, демонстрация шла вне конкурса. Джордж Лукас параллельно с мировой премьерой показал 5-ю серию своей фантастической саги «Звёздные войны». Кстати, молодого канадца Хейдена Кристенсена, исполнившего в ней одну из главных ролей, изготовителель «Золотой Пальмовой ветви», компания Shaparo, наградила неофициальным призом за лучшую молодецкую игру. А вот Мартин Скорсезе смонтировал 20-минутный ролик из своего затянувшегося проекта исторической экшн-драмы «Банды Нью-Йорка» с Леонардо ДиКаприо и Кэмерон Диаз. Ясно, что это следование по проторенной дорожке Питера Джексона, на прошлом фестивале также представившего трейлер из своего «Властелина колец», имевшего в конечном итоге шумный резонс. Совершая ознакомительную экскурсию по сюжету новой эпической истории Скорсезе, можно узнать, что она разворачивается в Нью-Йорке в 1860-ом году и повествует о жизни клана иммигрантов.

Ещё 55-й Международный кинофорум в Канне запомнится своим реверансом в сторону прошлого. Было решено восстановить справедливость и завершить оборванный Второй Мировой войной конкурс 1939-го года. Дело было так: фестиваль тогда открылся 1-го сентября, будучи задуман как противовес пронацистскому Венецианскому МКФ. В конкурсе было заявлено 12 фильмов. Но уже 3-го сентября мир был испорчен войной. Среди семи отобранных и отреставрированых лент самого первого Каннского фестиваля есть и фильм советского режиссёра Михаила Ромма «Ленин в восемнадцатом году». Специальное жюри, возглавляемое известным французским писателем и историком кино Жаном д’Ормессоном хоть и задним числом, но присудила «Золотую Пальмовую ветвь» американской картине Сесила Блаунта де Милля, криминальной драме «Тихоокеанский экспресс».

Был и скандал, куда без него. Американский Еврейский конгресс, организация довольно мощная, призвала бойкотировать фестиваль из-за усилившихся антисемитских настроений. Конгресс сравнил сегодняшнюю Францию с марионеточным пронацистским правительством Виши, управлявшим страной во время Второй Мировой. В ответ режиссёры Клод Лелуш и Клод Ланцман совместно с одним из ведущих деятелей еврейской общины Франции в газете Le Monde выразили своё недовольство позицией Конгресса, заявив, что сравнение современной Франции с режимом Виши оскорбительно для любого француза, и осудив имевшие место акты насилия. По словам Лелуша и Ланцмана, проголосовав подавляющим большинством против лидера крайне правых Жан-Мари Ле Пена на президентских выборах 5-го мая, французский народ выразил свое неприятие расизму и национализму. Любимый французами Вуди Аллен также отклонил призыв Еврейского конгресса, и приехал на открытие фестиваля. Его ждало вручение уникальной «Пальмовой ветви ветвей», до этого вручавшейся лишь единожды — Ингмару Бергману. Приятность постигла и Дэвида Линча — он был удостоен поистине великой чести, Ордена Почётного легиона.

Нынешнее жюри состояло из 5-ти режиссёров и 3-х актрис: это были Билли Аугуст, Вальтер Саллес, Клод Миллер, Рауль Руиз и Режис Варнье, а также Мишель Йео, Шэрон Стоун и Кристин Хаким из Индонезии. Будучи открытый ироничной комедией Вуди Аллена «Конец Голливуда», церемония закрытия 55-го МКФ в Канне была отдана во власть Клода Лелуша и его новой истории о мужчине и женщине «А теперь… дамы и господа», где сыграли Джереми Айронс, Клаудиа Кардинале и Патрисия Каас, дебютирующая в кино. Забавен этот выбор: первый в мире фестиваль авторского кино, несколько склонный к популяризации прежде маргинальных направлений, начался с фильма, название которого говорит само за себя, а завершился лентой ветерана французского кинематографа, влюблённого в американскую культуру. В этом весь смысл.

Добавить комментарий